logo
вернуться назад

ОФИЦИАЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ UZAUTO MOTORS

16.10.2020

16 октября 2020 года, Ташкент. АО UzAuto Motors надеется на переход публичной дискуссии вокруг суда между автопроизводителем и Антимонопольным комитетом в конструктивное русло. Компания считает категорически неприемлемой риторику третьих лиц в духе конфронтации, поскольку речь идет о цивилизованном и уважительном диалоге между двумя организациями.

Руководитель юридического управления АО UzAuto Motors Рустам Шаймардонов заявил:

Сегодня состоялось третье заседание суда по иску нашей компании о признании недействительным решения специальной комиссии АМК. Слушания подтвердили слабость аргументов ответчика, но это как раз было вполне прогнозируемо. А вот что стало для нас неожиданностью, так это очередное публичное вмешательство в процесс партийных активистов, движимых, по всей видимости, гонкой за рейтингом и стремлением искусственно повысить градус общественных настроений.

Депутат Кушербаев в своем интервью заявил, что главной целью его борьбы против UzAuto Motors является снижение таможенных платежей на импорт автомобилей. Возможно, это удивит уважаемого Расула Хидралиевича, но ставки таможенных платежей устанавливает вовсе не наша компания. Наоборот – руководство компании, обновившееся в 2018 году, сделало за истекший период все возможное для устранения зависимости предприятия от этого фактора. На протяжении двух с лишним лет ведется работа по отказу от всевозможных льгот и преференций, а также повышению эффективности производства. Наверное, от внимания нашего последовательного оппонента не ускользнула сегодняшняя новость о том, что чистая прибыль UzAuto Motors за 2019 год достигла 2,6 триллиона сумов – при том, что в 2016-2017 годах речь шла об убытках в 4,8 триллиона сумов. Однако депутат Кушербаев и некоторые из его коллег, игнорируя очевидные факты, твердят о мифических субсидиях заводу со стороны государства. Все не так: UzAuto Motors выплачивает и триллионные налоги, и дивиденды в казну, являясь одним из крупнейших налогоплательщиков республики. Даже в период карантина, когда многие организации прибегли к помощи государства, мы не взяли из бюджета ни тийина, а также сохранили все до единого рабочие места. И в любом случае: ставки таможенных пошлин – это скорее работа парламентариев, а не коллектива нашей компании, поэтому пламенные упреки депутата направлены не по адресу.

Далее Расул Хидралиевич заявил, что наша компания «достаточно сильна, чтобы повлиять на любое дело». Если речь идет о том, что у нас сильная доказательная база и сильные юридические позиции, то мы принимаем это как неожиданный, но приятный комплимент. Однако если депутат вкладывает в свои слова иной смысл, имеющий отношение к лоббизму и неправомерным отношениям между участниками судебного процесса, то я рекомендовал бы ему выразиться яснее – так, чтобы его фразе можно было дать однозначную правовую оценку.

В интервью также сказано, что «компания необоснованно повышала цены». Но разве весь текущий публичный состязательный процесс не построен вокруг спорности данного утверждения? И разве уважаемый суд не пытается установить либо опровергнуть его? Так насколько же уместно выдавать свои убеждения за истину до решения суда? Тем более, когда кто-то может усмотреть в этом попытку давления представителя высшей законодательной власти на судебную власть?

Лейтмотивом всего интервью звучит декларация того, что депутат «не намерен останавливаться в борьбе против UzAuto Motors. В этом контексте видится странным то, что, посетив первое судебное заседание, которое привлекло повышенное внимание СМИ и телеканалов, на дальнейших слушаниях уважаемый Расул Хидралиевич ни разу не появлялся. А ведь, возможно, будучи очевидцем процесса, он пересмотрел бы некоторые из своих утверждений.

другие новости

наверх